Книги Легенд этого мира

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книги Легенд этого мира » Предание о Бесконечной Истории... » В.И.Г. (Клан Туманности развлекается)


В.И.Г. (Клан Туманности развлекается)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Когда-то давно Джей научила меня развлекаться со сказками... Я и развлеклась - запихнув в советский мультик по "Бременским музыкантам" народ из реальности энергии Добра - приличное количество её друзей. Но эту сказку я выкладывать не буду, ибо не имею права, да и не поймёт там никто ничего. А вот ту, что я начала опосля... Когда Мэндор, Джей и Корвин решили отыграться на нас... В общем - "Волшебник Изумрудного города"! Прошу любить и не жаловаться...

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: слэш, юри, гет... но всё на уровне PG-13.


– Кой чёрт дёрнул тогда меня за язык?!

Я растерянно озиралась вокруг, не понимая, куда меня забросило по прихоти Повелителя Вселенной и его неугомонного братца. Действительно, что меня стукнуло в день той памятной пьянки оптимистично предложить бывшим Бременским Музыкантам новую сказку с их стороны?! Вот теперь они и поквитались… Но какая же это сказка?

Я вновь оглядела окружающую местность, пытаясь вспомнить и собрать в кучку всё, что я когда-либо читала. Пейзаж-то какой невыразительный… До самого горизонта расстилалась ровная как скатерть степь. Кое-где виднелись какие-то крохотные халупы с прилегающими полями. Вроде как кукуруза и пшеница…

Хмыкнув, я неспешно двинулась к ближайшему домику. Собственно, это был даже не дом, а фургон, снятый с колёс и поставленный на землю. В нём не было ни души, зато через открытую дверь виднелись железная печка, шкаф, стол, три стула и две кровати. Меня стали одолевать нехорошие подозрения… Но когда я узрела рядом с домом кустарное бомбоубежище под названием «погреб», мне всё стало ясно!

Ну, Мэндор! Ну, Корвин! Ну удружили! И ведь сейчас наверняка наблюдают и ухмыляются…

– Да чтобы я – Элли?! Да не дождётесь!!!

Я судорожно осмотрела себя на предмет платьица в красный горошек и стоптанных башмаков – и успокоилась. Судя по всему, мне доверили благородную роль автора, выступающего в собственном костюме. Это хорошо! Но ведь на одном авторе сказка не держится, правда? Меня пробрал демонический смех… Похоже, я знаю, кто будет Элли! Как это там… бамбара-чуфара? Ну что ж, пусть будет бамбара-чуфара…

Злорадно хихикая, я приступила к вызову родичей. Составлять изощрённое заклинание, распределяющее роли, было бесполезно – Принцы Вселенной наверняка уже позаботились об этом…

Гром не грянул, молния не засверкала, но появившиеся передо мной Крис, Джеанна и Натали впечатляли круче любых голливудских спецэффектов!

Чёрный Ковбой был одет в выцветшую и полинявшую клетчатую рубашку с закатанными по локоть рукавами, непонятно какого цвета джинсы и чудовищно раздолбанные ботинки с развязанными шнурками. На голове его красовалась соломенная фермерская шляпа. Джеанна отделалась сравнительно легко: довольно приличное синее платье, косынка на буйных кудрях и стоптанные шлёпанцы. Только стояла она перед здоровым корытом, в котором плавало что-то вроде грязного белья, и на её изящных ручках застывала серая мыльная пена. Но вот Натали…

Девочка Элли красовалась в своём обычном наряде: красная безрукавка с чёрным пояском, под ним белое платьице в красный горошек, на ногах – красные гольфики и дырявые развалюхи, по ошибке называющиеся башмаками. Но вот если данная длина подола платья шестилетней девочки не вызывает ничего, кроме лёгкого умиления, то тут открывается вид на та-акие ножки!.. И, по-моему, подобных декольте детские костюмчики всё же не предусматривают…

Несколько минут обалдевшие родственники рассматривали окрестности и друг друга, а потом Крис лаконично выдал:

– Ё!

– Согласна, – вздохнула я. – Поздравляю, ребята, мы попали в сказку. Каюсь, исключительно по моей вине! Хотя нет, не исключительно…

Я объяснила, в чём дело и что это за сказка, и на меня тут же обрушился град шквальных вопросов и упрёков! В частности, Крис орал, почему ему не дали взять с собой Буяна, Джеанна возмущалась, что её заставили «вырядиться в эти тряпки да ещё стирать какую-то дрянь!», а Натали разорялась, что согласна быть кем угодно, «только не этой капризной слезливой малявкой, которая вечно пищит и ни черта не понимает в жизни!». Я тут же намекнула, что в сказке есть кандидатуры немытой злой колдуньи, какой-то эпизодической вороны и вообще королевы полевых мышей, и девочка Элли живенько заткнулась в тряпочку. В общем, через пятнадцать минут напряжённого выяснения отношений, когда стихли завистливые вопли «почему это тебе досталась такая непыльная роль?!», родственники неожиданно успокоились и решили играть дальше. Тем более, что от этого мы всё равно никуда не делись бы, а от всего в жизни нужно стараться получать удовольствие. Мы даже сделали несколько предположений, кому какая роль достанется, и совсем развеселились.

– А кто Тотошка? – напряжённо поинтересовалась Натали. – На что спорим, опять этот мерзкий, наглый, белобрысый…

– Проспоришь, – послышался сзади глухой голос.

Все обернулись… Рядом с пшеничным полем, трогательно сведя передние лапки вместе, стояла маленькая чёрная собачка с до боли знакомым мне чёрным металлическим сооружением на голове совершенно гигантских размеров для такой крошки.

– Эни?! – ахнула я.

– Угу! – мрачно донеслось из-под маски Дарта Вейдера… Но если он надеялся на моё сочувствие, то жестоко просчитался!

– Какая прелесть! – радостно завопила я, подхватывая пёсика на руки, и начала упоённо тискать его, держа под передние лапы. – Боги мои, и хвостик бубликом, как на рисунках Владимирского! Кажется, я уже простила Мэндора…

– Ещё не вечер, – буркнул Эни, с достоинством вися в моих руках. – А я-то думал, ты меня пожалеешь!

– Ой, ну не будь букой, это же сказка! – умилилась я, прижимая пёсика к груди. – Ты же знаешь, как я люблю таких маленьких, чёрненьких, пушистых собачек… ох!

Под грузом внезапной тяжести я повалилась на спину, придавленная нехилым весом невесть откуда взявшейся здоровой угольно-чёрной псины, чем-то похожей на дога. Со стороны «дружной семейки» послышался здоровый гомерический хохот.

– А таких собачек ты, значит, не любишь?! – зарычал преображённый Анакин, тычась маской мне в лицо, и тут же огорчённо добавил: – Вот зараза, даже укусить не могу из-за этой штуки! И как я буду грызть Людоеда, спасая любимую хозяйку?

– Лбом таранить! – придушенно выдавила я. – Слезай, а то раздавишь, и будет сказка без автора…

Эни поспешно скатился на землю, я села, переводя дух, а Натали внезапно перестала хихикать и завопила:

– И вы хотите сказать, что мне придётся таскать на руках эту Собаку Баскервиллей?!

– Обойдёшься! – заявил Эни и совершенно по-собачьи отряхнулся. – Нашла, на что жаловаться, при такой длине подола все здешние Жевуны будут твои, они же ростом тебе чуть выше талии, как хоббиты… На собачку времени не останется!

– Ты на что намекаешь? – прищурилась Элли, шаря по крыльцу в поисках чего-нибудь тяжёлого.

– На то, что ты подумала! – заржал мой муж.

– Я – жертва пёсьего произвола! Ирэн, моя смерть будет на твоей совести! – заявила Натали и картинно упала в обморок.

– А почему это на моей? – удивилась я.

– Потому что это твой муж, – замогильным голосом уточнила «жертва», не открывая глаз.

– Ага! Нашла козла отпущения! Какая замечательная у меня дочка! – иронически заметил Крис.

– У нас, – поправила Джеанна и добавила: – И не козла, а собаку.

Оба снова захихикали.

– Вам смешно! – с трагическим пафосом воскликнул Эни. – А слабо представить, каково мне быть собакой с человеческой головой?! Это же неэстетично!

– Милый, я тебя люблю в любом виде! – поспешила вмешаться я, обнимая чёрного пса за шею.

– Ну, тогда ладно, – растроганно успокоился тот и тут же снова взвился. – А, чёрт, из-за этой дуры я тебя даже поцеловать не могу!

– Из-за какой дуры?! – тут же возмутилась Натали, мигом вскакивая из обморока.

– Угадай с трёх раз! – хором ответили «счастливые родители» и снова прыснули. Юмористы… Первый раз в сказке, ничего толком ещё не началось, а они уже ржут. И чего ржут?!..

Пока мы наперебой убеждали красную Элли, что Эни имел в виду вовсе не её, потихоньку начал дуть прохладный ветерок. Я вспомнила, что сейчас будет, и окинула взглядом небо, но на горизонте не было видно ни единой тучки. Ветер стал сильнее.

– Ураган, – флегматично заметил Крис.

– Где? – повернулась к нему Джеанна.

Чёрный Ковбой неопределённо мотнул головой, указывая на возможный эпицентр бури. Мы дружно посмотрели в том направлении, но увидели всё то же чистое небо… впрочем, не совсем чистое. К нам двигалась крохотная золотая искра, рассылая перед собой волны холодного воздуха. Постепенно он начал теплеть и усиливаться, пшеница на поле прилегла к земле, и вскоре прямо перед нами зависла в воздухе моя родная Дельта, обдавая нас горячим ветром.

– А где ураган? – подняв брови, поинтересовалась Натали.

– Перед вами! – грациозно изогнула шею прекрасная золотая. – Если вы сейчас соблаговолите зайти в дом, то я его подниму и доставлю вас в Волшебную страну. Это более гуманный способ, чем болтаться в хоботе смерча, не находите?

– Замечательно! Так, все в дом! – скомандовала я и первой поднялась по скрипучим ступенькам.

– Все?! – вытаращился на меня Крис.

– Ну, не совсем! – поправилась я. – Элли с Тотошкой прячутся под кроватью, я еду с ними на правах автора, а безутешные родители провожают улетевшую жилплощадь, помахивая вслед белыми платочками. Если нет платочков, можно косыночкой и шляпой. По коням, господа! Сказка начинается…

0

2

***

Пока домик летел, я успела задремать, прижимаясь к тёплому боку Эни, и очнулась только от вежливого стука в крышу. Сверху раздался голос моего домашнего «урагана»:

– Прошу на выход, мы прибыли!

– Интересно, кого мы раздавили? – пробормотал Эни, разминая лапы.

– В смысле? – не поняла Натали, придирчиво рассматривая круглую корзинку.

– В смысле, мы по тексту должны были упасть на Гингему и раздавить её, вот Эни и интересуется, кто же всё-таки был Гингемой, – пояснила я.

– Никаких Гингем здесь нет, но зато наличествует кое-что поинтересней, – отозвалась сверху Дельта. – И если вы всё-таки соблаговолите выйти, то сами увидите. Ирэн, ты не против, если я уменьшусь в размерах? А то тут аборигены могут испугаться…

– Ой! – Девочка Элли хлопнула себя по лбу и стремительно выбежала наружу.

– Вспомнила про Жевунов? – хихикнул Эни. – Раньше я не замечал за ней склонности к педофилии…

– Нет, скорее она догадалась, кому выпала роль Виллины… – потянулась я. Эни рефлекторно сглотнул и отвернулся.

Снаружи послышался взрыв хохота, и я, довольно усмехнувшись, потрепала чёрного пса по крепкому загривку.

– Вот видишь? Пошли, посмотрим!

Что ж… Про Виллину я угадала. Эни тоже был не совсем не прав насчёт Жевунов – они были, хоть и в единственном числе. Натали хихикала, скорчившись на травке.

– Слышь, ты, милое дитя… – Белегнор сурово поправил свои юбки и белую мантию со звёздочками и украдкой почесал затылок под остроконечной шляпой. – Я, конечно, не дурак, поэтому не буду спрашивать, как ты попала в Волшебную страну… Но ты можешь хотя бы встать, когда с тобой разговаривают заслуженные волшебницы?

Стоявший рядом Наэнур с ухмылкой помахал мне рукой, и от этого движения бубенчики на его широкополой шляпе нахально зазвенели. Услышав звон, Натали взвыла и снова разразилась гомерическим хохотом, чуть ли не дрыгая ногами, что при её длине подола… Я кашлянула и отвела взгляд от стройных ножек сестры.

– А ты что тут делаешь? – Добрая волшебница Жёлтой страны соизволила обратить на меня своё внимание, как приятно… Эни прятался за моей спиной, поэтому его не было заметно.

– Я автор, – отозвалась я. – А почему Жевунов так мало, всего один?

– Зато подходящий по цвету, – подмигнул Наэнур.

– Кстати о цвете! – Эни высунулся из-за меня, явно ухмыляясь под своей маской. – Най, я, конечно, понимаю, что ты у нас Владыка Вод и всё такое… Но почему у тебя даже бубенчики на шляпе голубые? Что за символика, неужели Вульф рядом околачивается?

– Ну почему же обязательно Вульф… – хихикнул Жевун… и уронил челюсть, узрев, кто это сказал!

– А это что за странный зверёк? – напряжённо поинтересовался Белегнор. – У нас такие не водятся!

– Это… это моя… собачка! То… Тотошка! – выдавила Элли, не в силах даже вытереть слёзы, струящиеся по щекам. – Она… хорошая и очень… меня любит! Ха-ха-ха-ха-ха!!!!
– Мда? Ничего себе, собачка… – Белегнор покосился на Эни со странным сочувствием. – Хм, а почему она? Скайуокер, с тобой что сделали?

Натали поняла, что сказала, и зашлась в очередном приступе. По-моему, она скоро вообще икать начнёт… Весёлая сказка! И очень детская… Пока! Потому что дальше, чувствую, будет ещё веселее!

– Не волнуйся, со мной всё в порядке, – явно осклабился Эни. – Просто моя истеричная хозяйка перепутала реплики.

– Кроме того, шестилетняя девочка вряд ли может знать, в чём именно отличие кобеля от суки, – заметила я. – Для неё что пёс, что собака… Вот и назвала своё четвероногое так обезличенно: Тото – это он или она? История умалчивает…

– История как раз и демонстрирует, – фыркнул Эни. – Чего взять с глупой девчонки?

– Точно, кобель ты ещё тот… – признал Наэнур, с любопытством оглядывая пёсика. – Это тебя с самого начала таким сделали?

– Нет, сначала он был маленьким и дохленьким, но зато пушистым и с хвостиком-бубликом, – припечатала я. – Давайте всё-таки к делу, сказка не резиновая! Да, и Наэнур… Я, конечно, знаю, что ты не зоофил… Но если я ещё раз замечу, что ты так смотришь на Эни, то попрошу ураган ещё раз поднять домик в воздух, но на этот раз Гингемой будешь ты! Кстати, а где Дельта?

– Здесь я. – Ко мне на плечо приземлился крохотный золотой дракончик. – Я похожа на колибри? Учти, превращаться в попугая и кричать высоким странным голосом я не собираюсь!

– Я тебя и не заставляю, прелесть моя… – Я ласково почесала крошке надбровья.

– Так, ну, поскольку главная героиня находится в несколько невменяемом состоянии, – откашлялся Белегнор, – переговоры придётся вести с наиболее разумными представителями здесь присутствующих. Наэнур, изыди, не к тебе обращаюсь!

– А что я? Я всего лишь скромный абориген… – надулся Жевун, звеня бубенчиками.

– Не волнуйся, тебя потом Натали поцелует! – обнадёжила я.

– А почему именно Натали? – подмигнул братик.

– А мне по тексту не положено и из-под маски не выходит! – заржал Эни.

– Юмористы… – вздохнула я, притягивая к себе аборигена. Где-то с минуту Белегнор завистливо вздыхал, но Виллину пока целовать было не за что, поэтому оставшиеся три минуты волшебница Жёлтой страны истратила на наблюдение за уставшей хихикать Элли. Невинная шестилетняя девочка в изнеможении перекатилась на бочок, подложив руку под голову и даже не думая поправлять подол и так коротенького платьица, так что картинка была – самая идиллическая…

– Так, ну и о чём нам хотела поведать седая старушка в колпаке и с бородой? – наконец вспомнила я.

– Что? А, ну да… Простите, отвлёкся. – Белегнор сморгнул и вновь повернулся ко мне. – Значит, так… Ну, ты сама знаешь: уже упоминавшаяся Гингема, которой почему-то нет в сценарии, послала ураган жуткой силы, чтобы истребить весь человеческий род. Я, в общем-то, как бы и не против, но вот заселение всей планеты крысами и змеями показалось мне нерациональным. Мы поговорили с ураганом… Ну, и результат, соответственно…

– Угу… Тогда давай пропустим всю эту фигню насчёт того, что волшебниц не бывает, ладно? Тотошка и так уже с самого начала сказки болтает без умолку, поэтому его тоже обсуждать не будем.  – Я протянула руку за спелым плодом и продолжила, с хрустом жуя: – Сейчас мы стоим перед фактом: этой дур… то есть, этой милой девочке не нравятся субтропические условия вашего курорта, и она хочет вернуться домой, в пыльную степь. Какие ваши предложения?

– Сейчас посмотрим…

Белегнор снял колпак, вытряхнул оттуда какие-то непонятные кубики, немного подумал и взмахнул палочкой, явно заменившей посох. Через секунду на травку рухнули все тридцать томов Большой Советской Энциклопедии. Добрая волшебница чертыхнулся, сунулся в пыльную кучу и торжественно извлёк оттуда потрёпанный экземпляр бессмертного произведения Волкова.

– Эх ты, шпаргальщик позорный! – беззлобно фыркнула я. – Будто сам не помнишь, что там по тексту!

– Ну должна же быть у меня хоть какая-то волшебная книга! – резонно возразил Белегнор, вновь откашлялся и начал с выражением читать: – Элли проснулась оттого, что пёсик лизал ей лицо горячим мокрым язычком и скулил…

– Мда-а-а? – Я медленно подняла бровки. – Так вот, значит, чем вы занимались в домике, пока я дремала! И от чего это ты скулил, хотелось бы мне знать? Хотя, я, кажется, догадываюсь… Вот ведь мерзавец! Нет чтобы меня разбудить!

– Любовь моя, но ты так сладко спала, что мне не хотелось мешать… Ай! – Эни отпрыгнул в сторону и завертелся волчком, спасая хвост от маленьких, но острых челюстей Дельты. – Ирэн, окстись, я пошутил! Убери от меня свой реактивный истребитель, я жить хочу! Спа-асите-е-е!

Наэнур с хохотом рухнул на травку, составив компанию Натали. Веселящийся пёс нарезал круги вокруг домика-фургона, преследуемый неутомимым «истребителем» на бреющем полёте. Я наблюдала, как Белегнор сосредоточенно ищет нужную страницу. Все были при деле…

Наконец, Виллина испустил торжествующий возглас:

– Нашёл! То есть, нашла! Так… это я читать не буду… это меня не так поймут… это я сам не пойму… Мда, до стиля Шанара тут ещё пыхтеть и пыхтеть! Ну ладно… – Седобородая волшебница захлопнул магическую книгу и объявил: – Всем желающим на ближайшей электричке добраться до Канзаса придётся подождать, пока у нас изобретут железную дорогу! Всем остальным, то бишь не таким придуркам, советую идти по другой дороге, вымощенной жёлтым кирпичом, до Изумрудного Города, по пути помогая всем подряд. А уж чем помогать – на ваше усмотрение. Быть может, тогда Гудвин Великий и Ужасный соизволит оторвать свою задницу от трона и чем-нибудь помочь фигуристой шестилетней девочке и псу-киборгу! Адью!

С этими словами Белегнор плюнул на Советскую Энциклопедию и исчез в облаке дыма. Наверное, обиделся, что не поцеловали…

– Ничего, в Канзасе наверстает! – хихикнул Эни. – Наверняка ведь туда направился…

Я задумчиво кивнула и почесала псу загривок. Так, что там сейчас у нас по тексту?

– Могущественная фея, приветствую тебя в Голубой стране…

Ага, текст правильный! Но то, каким тоном Наэнур это сказал… Лёжа на боку лицом к Элли, причём правая рука невинно подпирает голову, а вот левая уже нахально скользит по травке к складкам юбочки нашей девочки!

– Что-то непохоже, чтобы эта страна была совсем Голубая! – фыркнула Натали, благосклонно наблюдая за манипуляциями братика.

– Так никто и не утверждал такую непростительную чушь, – обаятельно подмигнул Наэнур. – Позволь же отблагодарить тебя за то, что ты убила злую Гингему и освободила Жевунов.

– Ну, похоже, они тут и без нас обойдутся. – Я прикинула, во что всё это выльется и когда закончится, и присвистнула. – У нас с тобой, пёсик, брошенный хозяйкой, чёртова уйма времени! Пошли башмачки искать?

– А пошли! – легко согласился Эни. И мы пошли.

0

3

***

Пещера выглядела весьма живописно, тут разрезвившиеся принцы не отошли от оригинала. Представляю, что сделал бы из неё тот же Габриэль… Я моргнула, соображая, на что тогда пошло бы чучело крокодила под потолком и сушёные мыши, привязанные к верёвочкам за хвостики, как луковки, и слегка поёжилась. Бедные филины, сидящие на шестах, что бы с ними было… Нет, а правда интересно, что? Фантазия у главного учёного-экспериментатора Цитадели, как известно, неугомонная…

– Ирэн, я их нашёл! – донёсся из какого-то угла несколько странный голос Эни.

– Чего? – Я отвлеклась от своих предположений и вспомнила, зачем мы сюда пришли. – Да, иду.

Ого-го… Я бы не удивилась, найдя вместо серебряных башмачков тяжёлые ботинки с шипами и пластинами, но это…

– Я, конечно, всё понимаю, – сдавленным голосом поведал Тотошка, – но если моя помешанная хозяйка наденет эту обувь, то на переправе через реку можно поставить большой жирный крест. Девочка просто застрянет в плоту…

Башмачки действительно были серебряными. Более того, на каждом блестела золотая пряжка в форме бантика. Но каблуки… острые тонюсенькие шпильки сантиметров эдак по пятнадцать… металлические…

– Нет, ну носить-то она их сможет… – неуверенно протянула я.

– Пожалуй, только она и сможет, – подтвердил Эни. – А если нам придётся бегать?

– Не придётся. – Я махнула рукой. – Всех злых и нехороших врагов наша милая девочка обаяет на месте, а если такие ножки одеть ещё и в эти туфельки… Это будет катастрофа для всех обитателей Волшебной Страны. Секс-бомба ускоренно-продолжительного действия. Ладно, собака страшная… Бери штиблеты и пошли, нам по тексту надо дойти до деревушки Жевунов до того, как стемнеет, так что придётся поторопить нашу сладкую парочку.

А парочка торопиться явно не собиралась… Конечно, в определённые моменты вуайеризм мне приятен, но, в конце концов, это же сказка! А в сказке автору не положено скучать в компании собаки в шлеме и завистливо вздыхать, глядя на милующихся родственников. Я ведь, может, тоже хочу! Только не с кем… Белегнор смотался в Канзас, Дельта носится неизвестно где, гоняясь за мышами, Эни тоскливо поскуливает рядышком, прижавшись к ногам тёплым боком… Я ещё не зоофил! Но, похоже, скоро могу им стать… Посему надо трубить в рога и кидаться на поиски приключений!

Дождавшись очередного финального стона Натали, я молча подошла к увлёкшимся родственникам и демонстративно поставила серебряные штиблеты прямо на разметавшиеся золотые косы сестры. Красиво получилось… Затем развернулась и, так же не произнося ни слова, направилась к дороге, вымощенной жёлтым кирпичом. Эни трусил рядом, что-то вполголоса бормоча насчёт преимуществ собак-джедаев: ведь не будь у него вейдерских навыков (разрешённых наличием маски), то фиг бы ему взять и принести эти башмачки, за недостатком рук и недоступностью зубов…

Солнышко светило, птички пели… Ровно через десять секунд после нашего ухода с оставленной полянки раздался вопль Натали – но на этот раз не эротический, а из цикла «вау-какие-крутые-шмотки-и-это-всё-мне!». Ещё через полминуты девочка Элли присоединилась к нашей тёплой компании. Эни придушенно взвыл и плюхнулся пузом на жёлтые кирпичи, закрыв голову лапами. Я присвистнула и непроизвольно увеличилась в росте… так… чтобы не казаться слишком уж маленькой по сравнению с шестилетней девочкой… а потом отвернулась. Нельзя мне её растлять, нельзя! Авторы своих героев и так уже имеют, кто во что горазд, а если ещё и…

Ласковая ручка скользнула по моему телу, обнимая талию, и все мои самоубеждения рассыпались мелким прахом…

– Неужели я так тебе не нравлюсь? – промурлыкал над ухом нежный голос.

В ответ я с хриплым выдохом развернулась, дёрнула сестру к себе и жадно впилась в её губы, забираясь горячей ладонью под грубую ткань того, что по недоразумению назвали юбкой. Всё-таки, каблуки – это тоже оружие… И даже не потому, что ими можно запросто лишить зрения, выбив глаза…

Краем глаза я заметила, как к недвижно лежащему в позе окорочка Эни подошёл позабытый-позаброшенный Наэнур, присел рядом и похлопал пса по шее.

– Отвянь, зоофил озабоченный, – глухо донеслось из-под маски.

– Я не зоофил! – обиделся Наэнур. – Это всё дельфины врут! А между прочим, ты заметил, что твоя жена внаглую растляет мою сестру?

– А моя жена тебе уже не сестра? – уже спокойнее осведомился Эни, снимая лапы с головы, а затем явно ухмыльнулся под маской и язвительно протянул: – Зави-идуешь…

– А ты нет? – отпарировал Най.

Эни только тоскливо вздохнул… и этот вздох привёл меня в себя.  Так, не надо забывать о деле… и о том, что кое-кому из нас ничего подобного не светит на протяжении всей сказки! Какой кошмар… Ну, если я ничего не могу с этим поделать – то хотя бы поблюсти целомудрие вместе с ним за компанию мне никто не мешает. Если можно так сказать… А вот не буду поддаваться на провокации, и всё тут!

Пришлось сделать над собой усилие, чтобы оторваться от ласковых губ сестры, но я справилась с собой и оправила ей юбочку, приводя в порядок и собственную встрёпанность. Потом подошла к Эни, присела рядом и погладила его по холке, состроив жалобную физиономию в сторону родственников. Те сочувственно закатили глаза – вот что значит, с полувзгляда понимаем друг друга…

– Что ж, в таком разе, – откашлялась я, – авторским велением предлагаю продолжать путь. Абориген в голубом, далеко ещё до вашей деревушки?

– Да нет, не очень, – пожал плечами Наэнур. – Вон за тем поворотом должна и показаться. Тут расстояния небольшие… Сказка, всё-таки. Только там никого нет, я уже бегал и проверял. Я – последний Жевун во всей Волшебной стране… Реликт, можно сказать!

– Ну да, ты ещё носом шмыгни для пущего трагизма, – посоветовал Эни, поднимаясь на лапы. – Пошли уже. Если расстояния тут маленькие, то может, и Страшила где-то поблизости.

– Да, действительно! – загорелась девочка Элли. – Интересно, кого сделали Страшилой…

Общим решением было выдвинуться за поворот и проверить. Вот честное слово, даже подозрений не возникает, кто бы это мог быть. В нашей семье отродясь не водилось таких пухлых, мягких и соломенных…

Но когда мы завернули за поворот, то поняли, что соломенных в нашей семье не только не водилось, но и до сих пор не водится. Шест, торчавший в пшеничном поле прямо за изгородью, был безнадёжно пуст. Мы недоумённо переглянулись, Эни плюхнулся на дорогу и задумчиво почесал плечо задней лапой.

– Не поняла, – обиженно протянула Натали. – А где Страшила?

В ответ откуда-то из пшеницы раздалось громогласное:

– Да что за день такой сегодня?! Кто тут опять на меня обзывается, чтоб его молотом о наковальню?!

Спелые колосья зашевелились, захрустели соломенные стебли, и рядом с шестом поднялся… поднялось… что-то рыжее, но почему-то в голубом кафтане, трещавшем на могучих плечах… и в вылинявшей шляпе без бубенчиков… и с пучками соломы, торчащими из всех щелей… а ещё с рыжими усами – и без следа всякой милой улыбки на хмуром лице!

– Сначала я оказываюсь в этом тряпье посреди пшеничного поля, – продолжал возмущаться Вульф. – Да спасибо ещё, хоть не на самом колу, а рядом с ним – потому что сидеть на колу, в принципе, как бы немножко больно! Потом прилетает какая-то странно мелкая и чешуйчатая ворона золотого цвета и обзывает меня безмозглым Страшилой, да ещё и это… в щёку…

– Целует? – радостно догадалась Натали.

– Клюёт? – уточнил более подкованный в сценарии Эни.

– Кусает! – возмущённо опроверг наши домыслы «соломенный» кузнец, демонстрируя пострадавшую щёку. – Со всего размаху цапнула!

– Ну, извини! – Трепеща крыльями, мне на плечо опустилась обсуждаемая «ворона». – Не надо было руками размахивать. Я ж не виновата, что в этой сказке у меня столько многоплановых ролей…

– Эх, да что там говорить! – остывая, махнул рукой Вульф и уже более добродушно осмотрел нашу разношёрстную компанию. – Ладно, дайте угадаю… Девочка Элли из Канзаса, её… собачка?! Звёзды великие, Эни, ты ли?!

– Я, – довольно осклабился Тотошка, нахально изображая нечто вроде собачьего реверанса. – А Ирэн – автор, так что ей больше всего повезло.

– Ещё не вечер, – коварно заметила Натали. – Если Дельту из урагана сделали вороной… Ролей-то ещё много, правда?

– Давайте не будем загадывать, – торопливо вмешалась я. – Лучше пойдём дальше, раз уж Страшила нашёлся и даже не висит на шесте.

– Да уж, с вашего позволения, я не буду рассказывать эту трогательную историю моего создания, – фыркнул Вульф. – И кричать «Эй-ге-гей-го» через слово я тоже не собираюсь. И вообще, вы вот скажите мне, неужели во всём нашем Клане не нашлось более подходящего кандидата на роль пирофоба?! – Мы сочувственно покивали головами, а Страшила ещё раз оглядел нашу компанию и подозрительно поинтересовался: – А что этот Жевун с многозначительно голубыми бубенчиками так на меня смотрит?

В ответ Наэнур сдавленно сглотнул и без долгих прелюдий бросился Вульфу на шею, страстно целуя в губы. Эни понимающе присвистнул. Из-под маски это получилось ещё более понимающе… А реликтовый обитатель Волшебной страны ухватил брата за руку и решительно потащил в сторону деревни Жевунов, а точнее – к двери ближайшего её дома.

– Хам! – давясь смехом, крикнула им вслед Натали. – А как же твои заверения в вечной и чистой любви?

– Идите без меня, я вас догоню-у… – донёсся до нас удаляющийся голос Страшилы, а затем хлопнула дверь, и стало тихо.

Мы переглянулись. Пожали плечами, кто как мог. И пошли дальше по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом. Торопиться было некуда…

0

4

***

Взъерошенный и помятый Вульф догнал нас где-то через час, поминутно оглядываясь назад со смесью облегчения и сожаления во взоре. Мы к этому времени уже успели довольно-таки неплохо углубиться в лес, пусть и шли неспешным прогулочным шагом – что было особенно полезно при Эллиных каблуках. Правда, я была абсолютно уверена, что она бы и бегать на них смогла, причём с неподражаемым изяществом и грацией.

– Еле уговорил его отправиться по этапу в Канзас, – сообщил Страшила, демонстративно вытирая лоб. – Хотелось бы мне знать, кто его так раззадорил… Хотя, кажется, я знаю, кто. Не будем показывать пальцем…

Натали невинно сделала вид, что она вообще тут не при делах… И в этот момент откуда-то из лесу раздался глубокий стон. Подчёркиваю – не эротической природы. Несмотря на то, что в нашей доброй и милой сказочке как раз это и было бы в порядке вещей…

– Вы слышали? – навострил уши Эни. Фигурально выражаясь, естественно. Чего у него там под маской разглядишь…

– Слышали, – подтвердила Натали. – Кто узнаёт голос?

Стон повторился. На этот раз в нём отчётливо слышалось одно-единственное слово, скупое и лаконичное, но, тем не менее, весьма образно и понятно описывающее состояние стонавшего:

– Бли-и-и-и-и-ин…

– Не тянет на барсука, – задумчиво рассудил Вульф. – Тем более, я ещё никого не бил веткой по спине.

– Похоже, Дровосеку хреново, – хихикнул Эни. – Айда посмотрим?

…Мда. А кому бы было хорошо в таком состоянии? У надрубленного дерева стояла легко узнаваемая фигура в позе лесоруба. Внушительный топор в поднятых руках, обтягивающий комбинезон серо-стального цвета, воронка на голове, шипастый ошейник с прикреплённым к нему железным галстуком…

– Это ты стонал? – на всякий случай уточнила Натали.

– А вы видите здесь кого-то ещё? – мрачно отозвался Магнус. – Я торчу тут уже минут пятнадцать, и за это время ни одна скотина… Короче, будем считать, что маслом вы меня смазали.

С этими словами Железный Дровосек – а это был несомненно он! – опустил руки и бросил в траву надоевший ему топор. Вульф подошёл поближе и критически осмотрел брошенное орудие труда:

– Фи… Баланс даже на глаз смещён, режущая кромка – ни к чёрту, а уж качество стали…

– Шёл бы ты лесом, Страшила Пока-ещё-не-мудрый, – огрызнулся Магнус. – Я вовсе не просил себе этой роли!

– Вообще-то, мы и так уже идём, причём – именно лесом, – примирительно вклинилась между ними я. – Привет, Магнит.

– А ты ещё что за зверь? – хмыкнул брат, вновь беря топор на плечо. – Для белок и мышей ещё рановато.

– Я автор, – лаконично отозвалась я. Мне уже начинают надоедать постоянные объяснения по этому поводу… С другой стороны, остальным действующим лицам не приходится представляться, и это уже очень большой плюс! Представить не могу, что бы творилось, если б через каждые пятнадцать минут Натали приходилось уточнять, что она – Элли из Канзаса, вот это чёрное четвероногое в каске и противогазе – её милая маленькая собачка, и что идут они к Гудвину, за тем, чтобы… А ведь компания должна увеличиться ещё на одного Трусливого Льва! И что, они все пятеро… и я шестая… каждому встречному… Однако, что-то я задумалась.

– Так мы идём лесом или не идём? – нетерпеливо прервала мои мысли Натали. – И что у нас по тексту дальше? Я что-то подзабыла сюжет.

– А дальше по тексту у нас доска с надписью дальше по тропинке, – сообщил Эни, успевший сбегать на разведку. – И написано там каллиграфическими арабскими буквами: «Путник, торопись! За поворотом дороги исполнятся все твои заветные желания».

– Наглый аттракцион с киданием лохов! – фыркнула невинная шестилетняя девочка. – Да я в жизни не была такой наивной!

– А девочка Элли из Канзаса – была, – невозмутимо рассудил Железный Дровосек. – Так что, бери животное на строгач, и вперёд. А мы тут пока подискутируем, что лучше… мозги в горшочке или сердце на вертеле.

Гурман… Ему по сюжету есть не положено! А вот по поводу арабской вязи у меня есть кое-какие мысли… Но я их оставлю при себе.

0

5

***
Какой же тут всё-таки мирный лес… Птички поют, солнышко через листву светит, где-то вдалеке Эни мужественно пытается изображать отчаянный лай, слышен музыкальный девичий визг… Правда, он больше похож на восторженный вопль, чем на крик ужаса.

– А вот и Людоед, – флегматично заметил Вульф, открывая прикуп. – Шесть пик.

– Нам уже пора? – так же индифферентно поинтересовался Магнус, с непроницаемым лицом рассматривая свой «веер». – Пас.

– Нет, ещё рано, – отозвалась я. – Ждём Белку. Вист. Магнус, открывай.

– Вы только на них посмотрите! – раздался откуда-то сверху насмешливый голос. – У них девочку украли, собачку избили, а они – в преферанс режутся?

Все подняли головы. На толстой ветке прямо над нами сидела Аэктан, обмахиваясь пушистым и рыжим беличьим хвостом. Примечательно, что кроме хвоста на ней из одежды ничего не было…

– Однако, белка, – глубокомысленно констатировал Магнус.

– Зелёная какая-то, – сочувственно прогудел Вульф. – Голодная, наверное.

– Отставить стёб! – отрезала я, поднимаясь. – Пикник окончен, переходим к активным боевым действиям. Белка, веди!

– И оставить нерасписанную пулю? – отчаянно взвыл Страшила, но воля автора была неумолима.

Очень скоро мы дошли до поворота дороги, где на травке кверху лапами лежал Эни, красиво симулируя обморок. Я присела рядом, почесала ему пузо и поинтересовалась:

– Куда хоть они смылись?

Пёсик ткнул в нужную сторону вытянутой задней лапой.

Двинувшись в указанном направлении, мы минут через десять обнаружили, что замок Людоеда не подкачал. Такой зловещий, мрачный, навевающий ужас, со здоровым черепом на верхушке главной башни (у него ещё глазницы зелёными фосфоресцировали) и перекрещенными вилками и ножами на крепостной стене… Вот только в стене было от силы два метра, сам замок был двухэтажным, а ров с водой можно было перепрыгнуть, не особо напрягаясь.

Магнус задумчиво смерил взглядом забор и канаву, положил топор на землю и ушёл в кусты. Вернулся через минуту, волоча за собой какое-то бревно, поросшее мхом. Видимо, давно лежало и ждало своего часа… Дождалось.

– Всё-таки, настоящий Железный Дровосек был опытным лесорубом, – бормотал себе под нос Властелин Камня, устанавливая бревно под углом к стене. – Похоже, только этим и занимался. Это же надо было – с такой точностью рассчитать место сруба и угол падения дерева, чтобы оно легло точнёхонько на стену и упёрлось в окно! Между прочим, не такое уж и широкое, в средневековом замке-то. Слушай, Страшила…

– Вот только не надо нести чушь о том, что я легче тебя! – фыркнул Вульф. – Это ещё как сказать… И по этой соломинке я не полезу. Мне проще стену сломать…

Может быть, он ещё сказал бы что-то умное, вот только Белка не выдержала и, не дожидаясь окончания «тяжкого труда» Дровосека, ловко взбежала по бревну на стену и прильнула к окну второго этажа. Секундой позже до нас донеслось её взволнованное аханье:

– Девочка лежит на кухонном столе! Около неё большой нож! То есть, ятаган… Тут стекло, похоже, пуленепробиваемое, мне ничего не слышно, но… О, Великое Древо! Вы бы видели! Эта девочка та-акое вытворяе-ет…

– Где?!

Как бревно умудрилось не сломаться, когда по нему одновременно рванули оба сказочных персонажа, – ума не приложу. Однако, факт… На Натали всегда приятно посмотреть. Но я же обещала поддержать Эни в это нелёгкое для него время…

Видимо, братцы-вуайеристы тоже об этом вспомнили, потому что уже через две минуты Вульф вздохнул и почесал в затылке:

– Вот только интересно мне, как мы будем спасать Элли из-под носа спящего Людоеда, если Людоед очень даже бодрствует? Причём, весьма активно?

– Постучите им в окно, как только будет перерыв, – посоветовала я. – Или в дымоход закиньте что-нибудь.

Но оживлённые споры по способам поимки и спускания в дымоход какой-нибудь вороны (успевшая задремать на моём плече Дельта оскалилась и зашипела) завершились, так и не успев развернуться, ибо мавр сделал своё дело и удалился вкушать заслуженный отдых.

Опытная и слаженная команда десантников общим числом в три нечеловека (как по сказке, так и по факту) спрыгнула со стены во двор и распахнула ворота, торжественно опустив через канаву дощатую планку, призванную изображать подъёмный мост. Я встала в не менее торжественную позу, скрестив руки на груди и выставив одну ногу вперёд. Через пару минут Дровосек, Страшила и Белка в шесть рук выпихнули из замка Людоеда ругающуюся и наспех одетую Элли. Невинная шестилетняя девочка активно выражала возмущение тем, что её спасители появились так не вовремя и не дали ей отдохнуть после трудов праведных. Однако, общими усилиями Натали удалось угомонить, и наша резвая группа приключенцев рванула в лес.

Магнус честно старался топать по каменным плитам двора, но ожидаемого рёва «ба-га-ра» сзади так и не последовало. Что, впрочем, было неудивительно… Учитывая, кем именно оказался Людоед.

Спустя некоторое время Натали случайно обернулась на бегу и восторженно взвизгнула.

Следом за нами плавными, изящными прыжками, будто перетекая с места на место, но очень быстро, будто пустынный вихрь, – мчался Рангар. Медная кастрюля, надетая на голову ручкой назад, совсем не портила его образ, а плащ из звериных шкур только подчёркивал смертоносный шарм немого убийцы. Тем более, что вместо утыканной гвоздями дубины Людоед прихватил с собой родной ятаган, который шёл ему куда больше.

Не сговариваясь, мы хором нырнули в ближайшие кусты – и темнокожий ассасин в развевающемся плаще промчался мимо, не сбавляя скорости. Через пару минут (достаточных для того, чтобы дать кругаля по некоторой части леса) он появился снова – опять же со стороны замка, столь же хищно-очаровательный и мчащийся в том же направлении. Мне даже интересно стало, сколько он так будет носиться кругами, если мы ничего не сделаем по сюжету, но…

Вульф вышел из кустов и застенчиво поставил Людоеду подножку. Людоед покрутил пальцем у виска, пролетая мимо, но послушно споткнулся и упал. Подскочивший Магнус картинно размахнулся топором – и бздым-мс! А потом ещё и – скриж-жь… А уж совсем потом – чпок и хрусть. И Рангар спокойно поднялся на ноги, стаскивая с даже не поцарапанной лысой головы аккуратно разрубленную кастрюлю.

– Славно сделано! – совершенно по сценарию восхитилась Аэктан.

Людоед по-восточному поклонился всем собравшимся, галантно предложил Белке руку – и оба церемонно удалились в неизвестном направлении. Судя по всему, ведущем в тот же незабвенный Канзас. А мы – остались стоять, как полные придурки, хлопая глазами друг на друга.

Однако, чувствую, нехилая разворачивается вечеринка в пыльной американской степи…

0

6

***
– Резиновый!

– А я говорю, плюшевый!

– Нет, резиновый! У нас как раз сказка с таким отклонением!

– Плюшевый! Плюшевый смешнее!

– Лучше бы они спорили, что лучше – мозги или сердце... – вздохнул Эни, с сочувствием глядя на Натали, зажатую между двумя раззадорившимися спорщиками. Как вы понимаете, темой сего диспута было предположение о том, каким именно окажется Трусливый Лев... За "резиновый" вариант насмерть стоял Магнус, а "плюшевый" активно защищал Вульф.

– А представляете, что начнётся, если они вздумают обсуждать, кого именно запихают в этот львиный костюмчик, неважно какой... – пробормотала Дельта, уютно свернувшаяся у меня на плече, обвивая хвостом шею.

Мы с Тотошкой переглянулись и присвистнули. Тут этих вариантов сто-олько... Начиная с Джеринта и заканчивая...

– Да заткнитесь уже!!! – не выдержав, пронзительно завизжала Натали. И Страшила, и Дровосек тут же отскочили в стороны, вскидывая руки к ушам в запоздалой надежде спасти свои барабанные перепонки. А Элли, убедившись в своей полной победе, отряхнула рукавчик и надменно вздёрнула носик: – Если вы не заметили, наша Белка ни в каком костюме не щеголяла... Значит, и Лев тоже не будет. Приделают ему хвост, напялят гриву на голову – и всё...

Она победно оглядела нашу компанию, наслаждаясь логикой собственных аргументов, и тут... Над дорогой, вымощенной жёлтым кирпичом, пронёсся ужасающей силы львиный рык!

– Дубль пусто, – несколько севшим голосом заметила я. – Он настоящий...

И настоящим он таки был! Огромная зверюга, с рёвом выпрыгнувшая из кустов, превышала размером обычного льва где-то раза в полтора – возможно, за счёт вздыбившейся гривы, но всё же... Яростно горящие глаза, выпущенные когти, оскаленные жёлтые клыки – всё это ну никак не походило на бутафорию! Дровосек и Страшила, резко позабыв о том, что мы находимся в сказке, разом загородили нас с Элли: один – с топором наизготовку, второй – создав меж ладоней впечатляющий огненный шар, его персонажу по сюжету откровенно противопоказанный. А кто знает, вдруг эта тварюшка взбесилась! Но лев атаковал настолько быстро, что пустить в ход оружие не успел никто.

От удара могучей лапы Вульф, конечно же, не улетел в кусты, но дрогнул и потерял контроль над шаром – файербол сорвался с его пальцев, полетел по косой куда-то влево и взорвался, наткнувшись на ствол дуба. Магнусу зверь просто прыгнул на плечи, подминая собой и используя в качестве трамплина, – Дровосек пошатнулся, но устоял, однако, топор, непривычное для него орудие убийства, беспардонно уронил. И в тот самый момент, когда гигантский хищник, разинув зубастую пасть, кинулся на нас...

– Стоять, животное! – рявкнул Эни, выскакивая вперёд.

Тут же затормозивший лев, как пружинка, подпрыгнул на всех четырёх лапах... и, поджав их, завис в воздухе. В воцарившейся тишине прозвучало заикающееся (исходящее от крупного зверя семейства кошачьих):

– П-п-папа??!

Немая сцена... Вульф с отпавшей челюстью и тлеющей соломой в прорехах рукавов... Магнус, пригнувшийся так, будто получил удар в самое уязвимое место мужского организма... не согнувшийся вдвое, а именно пригнувшийся, он каменный, ему можно... Мы с Натали, с одинаково круглыми глазами, в скульптурной композиции "сестра активно душит меня, изображая ужас, а я от изумления забываю сопротивляться"... Дельта, поперхнувшаяся собственным пламенем и теперь пускающая струйки сероватого дыма из ушей... И Эни, замерший в странной позе – будто он решил плюхнуться на хвост, но на полпути передумал...

Из-под чёрной маски с теми же непередаваемо-заикающимися интонациями донеслось:

– П-п-питер??!

А то я всё никак не могла отвязаться от мысли, что этот лев чтой-то чересчур рыжий...

Через минуту немая сцена превратилась в сцену семейную. Лев виновато съёжился на дороге, прикрыв голову лапами, и обречённо жмурился под градом упрёков на тему "реализм – святое дело, но не до такой же степени!". Упрёки (а так же подзатыльники и шлепки по наглой рыжей морде), в основном, отвешивали сердитые дяди, в то время как обалдевшие родители в нашем лице, обнявшись, сидели в сторонке и размышляли, что же за ошибки в воспитании детей они насовершали в своём весёлом и бурном прошлом не пойми сколько тысяч лет назад. Положение спасла Натали – протолкавшись к племяннику, она присела рядом, обняла его за шею и безоговорочно заявила:

– А мне понравилось!

После этого ор как-то резко увял (против Элли не попрёшь!), обрадованный Питер лизнул тётю в щёку (та поморщилась – не язык, а тёрка), пришибленные родители – по-прежнему в нашем с Эни лице – соблаговолили оттаять и подойти к чаду, чтоб потрепать его за ушами и дружелюбно ткнуться маской в нос (по сценарию, пусть и более поздний момент). Вернулась Дельта, летавшая к ручейку попить водички, – и без дальнейших истерик было решено продолжить наш путь. А то мало ли... кем окажутся следующие по сценарию Саблезубые тигры!!!

+1


Вы здесь » Книги Легенд этого мира » Предание о Бесконечной Истории... » В.И.Г. (Клан Туманности развлекается)